?

Log in

No account? Create an account

рассекречивать вовремя
al_fanasi
Между делом прошел юбилей пакта Молотова-Риббентропа. С самим пактом давно все ясно. Зеркальное отражение Мюнхена-38.
Перед Сталиным перспектива: немцы громят Польшу и приближаются к нам. Англия и Франция, скорее всего, позволят. Польша им не дороже Чехословакии.
Сзади подходит к апогею конфликт, который японские историки называют второй русско-японской войной.
И тут подарок: немцы предложили договариваться. Сталин реагирует немедленно. Сферы интересов поделены секретным пртоколом. Обе стороны понимают: не навсегда. Но одной нужна уверенность в тыле, другой - пространство и время. Вопрос о перегрызании глоток друг дружке отложен.
Наши расчеты оправдались. Время и пространство мы получили. Одна непредвиденная незадача. Вместо длительной войны на Западе по типу Первой мировой, за время которой СССР преумножил бы силы и остался хозяином Европы, получился скоротечный конфликт с покорением Франции и приращением потенциала Германии.
Нам бы еще годик... еще полгодика! - говорил Сталин Жукову весной 1941. Но главное мы успели. Кошкин надорвался и умер, но Т-34 сделал. Перевод промышленности на Восток был подготовлен. Армия увеличена в три раза. Погибель Германии была обеспечена.
Задним числом пакта начали стесняться. Про Договор о дружбе и границе между СССР и Германией от 28 сентября старались не говорить. Психологически понятно: в ходе войны рожа немецкого нацистского руководства проявилась совсем уж несносной. Окончательное решение еврейского вопроса предстало во всей красе ужаса.
Особенно смущали секретные протоколы. Заместитель Молотова Майский после войны предлагал их опубликовать - нормальные же протоколы! Ничем не хуже Мюнхена. Только секретные. В свое время. Прятать их больше незачем.
Увы. Кривлялись несколько десятилетий.
Апогей кривляний настал при Горбачеве.
Просто освежим в памяти решение нашего парламента. Такую концентрацию беспомощного вранья, лицемерия и благоглупости редко где можно встретить.
А рассекретили бы вовремя - ничего и не было бы. Ленинские принципы внешней политики - это врать по-минимуму, в рамках строгой временной и тактической необходимости. Чтоб народу было понятно. Не надо стараться выглядеть лучше, когда ты и так герой.

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРАВОВОЙ ОЦЕНКЕ СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОГО ДОГОВОРА О НЕНАПАДЕНИИ

ОТ 1939 ГОДА

1. Съезд народных депутатов СССР принимает к сведению выводы Комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года.

2. Съезд народных депутатов СССР соглашается с мнением Комиссии, что договор с Германией о ненападении заключался в критической международной ситуации, в условиях нарастания опасности агрессии фашизма в Европе и японского милитаризма в Азии и имел одной из целей - отвести от СССР угрозу надвигавшейся войны. В конечном счете, эта цель не была достигнута, а просчёты, связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили последствия вероломной нацистской агрессии. В это время страна стояла перед трудным выбором.

Обязательства по договору вступали в силу немедленно после его подписания, хотя сам договор подлежал утверждению Верховным Советом СССР. Постановление о ратификации было принято в Москве 31 августа, а обмен ратификационными грамотами состоялся 24 сентября 1939 года.

3. Съезд считает, что содержание этого договора не расходилось с нормами международного права и договорной практикой государств, принятыми для подобного рода урегулирований. Однако как при заключении договора, так и в процессе его ратификации скрывался тот факт, что одновременно с договором был подписан «секретный дополнительный протокол», которым размежевывались «сферы интересов» договаривавшихся сторон от Балтийского до Черного моря, от Финляндии до Бессарабии.

Подлинники протокола не обнаружены ни в советских, ни в зарубежных архивах. Однако графологическая, фототехническая и лексическая экспертизы копий, карт и других документов, соответствие последующих событий содержанию протокола подтверждают факт его подписания и существования.

4. Съезд народных депутатов СССР настоящим подтверждает, что договор о ненападении от 23 августа 1939 года, а также заключенный 28 сентября того же года договор о дружбе и границе между СССР и Германией, равно как и другие советско-германские договоренности, - в соответствии с нормами международного права - утратили силу в момент нападения Германии на СССР, то есть 22 июня 1941 года.

5. Съезд констатирует, что протокол от 23 августа 1939 года и другие секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939-1941 годах, как по методу их составления, так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики. Предпринятые в них разграничение «сфер интересов» СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран.

Съезд отмечает, что в тот период отношения СССР с Латвией, Литвой и Эстонией регулировались системой договоров. Согласно мирным договорам 1920 года и договорам о ненападении, заключенным в 1926—1933 годах, их участники обязывались взаимно уважать при всех обстоятельствах суверенитет и территориальную целостность и неприкосновенность друг друга. Сходные обязательства Советский Союз имел перед Польшей и Финляндией.

6. Съезд констатирует, что переговоры с Германией по секретным протоколам велись Сталиным и Молотовым втайне от советского народа, ЦК ВКП(б) и всей партии, Верховного Совета и Правительства СССР, эти протоколы были изъяты из процедур ратификации. Таким образом, решение об их подписании было по существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю советского народа, который не несёт ответственности за этот сговор.

7. Съезд народных депутатов СССР осуждает факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 года и других секретных договоренностей с Германией. Съезд признает секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания.

Протоколы не создавали новой правовой базы для взаимоотношений Советского Союза с третьими странами, но были использованы Сталиным и его окружением для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства в нарушение взятых перед ними правовых обязательств.

8. Съезд народных депутатов СССР исходит из того, что осознание сложного и противоречивого прошлого есть часть процесса перестройки, призванной обеспечить каждому народу Советского Союза возможности свободного и равноправного развития в условиях целостного, взаимозависимого мира и расширяющегося взаимопонимания.

Председатель Верховного Совета СССР

М. ГОРБАЧЁВ