Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Лучше стакан

Человек с экскаваторной фамилией Навальный и человек с автомобильной фамилией Соболь борются с властью. Власть заслужила, ничего не скажешь.
Главный упрек наших бульдозерных какой? Коррупция. Еще какой? Сребролюбие. А еще? А все то же. Они богатые, а вы бедные, - говорит нам оппозиция.
Ну и что? - спрашиваем мы.
Вы у этих все отнимете, их пересажаете, а дальше?
ЕГЭ отмените? Примете пятилетний план развития? Национализацию проведете? Реституцию украденного?
Ребята, образ будущего есть у вас? Вы чего хотите? Крови нынешних и сменить их у кормушки?
Ну, флаг вам в руки.
А нам - стакан.

великопоженская икона

Позавчера отметился в Музее Рублева с лекцией
Великопоженская икона в цивилизационном контексте старообрядчества.
http://www.rublev-museum.ru/museum/exhibitions_events_news/velikopozenskaya_ikona.aspx
Полтора часа. Свободных мест не было.







И самое приятное - все досидели до конца.
Спасибо организатору, автору проекта - Тане Игнатовой

белорусская грамматика

Выскажу некоторые соображения по поводу грамматики белорусского языка.

Насколько мне удалось узнать, современная грамматика белорусского языка была сформирована в первые послереволюционные годы. Подозреваю, что задача при этом ставилась типовая: развести русский и белорусский языки как можно дальше. Чтобы как можно дальше развести и народы. Точно так же, как и в случае с украинским. Нормальное большевистское культуртрегерство.
Однако, в случае с белорусским перестарались. Пошли по пути фонетического письма, оторвав белорусский язык от церковнославянской основы. В результате белорусская грамматика повисла в вакууме, стала практически непригодной и интуитивно отторгаемой.
В русском языке существует много говоров и диалектов. При желании можно создать некий северорусский язык на чисто фонетической основе. Образцы такого "языка" и фонетической транскрипции мы имеем в записях былин и рассказах некоторых бытописателей Севера, Шергина, например. К счастью, всякий русский человек приходил к книжности через молитву и Евангелие, получая прочное основание общерусской и даже шире - общеславянской - грамотности. Записанные на Севере былины хранят и древние корни, и диалектные напластования. В народной культуре они существовали в непротиворечивом единстве с книжностью, не претендуя на универсальность и не оказывая влияния на грамматику.
С белорусским языком получилось иначе. В качестве литературной нормы был взят деревенский диалект. Само по себе это еще не беда. Чехи, например, тоже реконструировали свой язык в 19 веке, обратившись к народной речи. Но чехи разглядели в этой речи славянские грамматические основы и закрепили их в литературной норме. А белорусам грамматика была придумана совершенно искусственно, как дикому бесписьменному племени. Эта грамматика сегодня интуитивно отторгается. Тем более, что деревенский выговор, на основе которого она была сконструирована, практически вышел из употребления. И белорусу непонятно, почему название улицы червоностяжная(краснознаменная)он должен писать чырвонасцяжная (или как- то вроде, точно не уверен). Я понимаю белоруса, который предпочтет написать по-русски - краснознаменная.
Жителю Орши сподручнее написать по-русски, что он оршанин, чем изнасиловать свою природную грамотность словом аршанин.
Белорусский язык, на мой взгляд, обречен, поскольку ему была вменена совершенно чуждая, искусственная грамматика.

Я пока не нашел систематизированной информации об истории создания белорусской грамматики. Возможно, я не прав в моих предположениях. Пусть знающие меня поправят.

если это не война, то что?

Жена привезла из Берлина путеводитель Берлин 1933-1945 по памятным местам периода Рейха. Очень подробный, на сотне страниц, глянцевый и богато илюстрированный. Издан на основных языках. Чего там только нет! Вплоть до домов, где проживали разные гитлеровские министры. Подробные схемы, описания.
Автор залез и в послевоенный период - Стена, памятники жертвам холокоста. Хотя для послевоенного периода существует этого же автора отдельный путеводитель, называется Берлин 1945-1989.
Много чего автор не забыл указать. Например, что русские изнасиловали в Берлине 110 тысяч немок. Мудрено подсчитать, но мудрено и забыть - на эту тему на Западе по окончании холодной войны книги написаны.
Но вот любопытно: знаменитый памятник в Трептов-парке - наш солдат с девочкой на руках - сфотографирован снизу против света. Ничего не понятно, если не знать.
Но еще любопытнее - отсутствие информации о капитуляции Рейха. Дома в Карлсхорсте (сейчас это уже не окраина) нет даже на карте. Между тем, там великолепный музей. Он содержался нашей администрацией, а сейчас управляется совместно с немцами. Полностью сохранены интерьеры. Богатейшие экспонаты - вплоть до макета Берлина с каждым домом, который наши штабные сделали в марте 1945. Во дворе - экспозиция боевой техники.
Мог ли автор не знать о музее?
Разумеется, нет.
Есть у меня одно предположение. Американский школьник если и знает, то знает, что капитуляция немцев на Западном фронте состоялась 8 мая в Реймсе. (Там был и наш представитель, канувший в забвение генерал Суслопаров). Возможно, автор решил не путать американского школьника, который вздумает приехать на экскурсию в Берлин. У хозяйских детей не должно возникать когнитивного диссонанса.
А кто же этот замечательный автор?
Представлен он как Майк Коплек (mike kopleck). Откуда родом, гражданство - не написано. Окончил высшую школу в Дюссельдорфе, работает фотографом - дизайнером в Германии. Долго подвизался в США в качестве фотографа - фрилансера. (Там, возможно, и перекрестился в Майка из какого-нибудь Михеля). Такой гражданин мира, казачок. Фрилансер идеологического фронта. Доброволец психологической войны.
Дополняю его путеводитель парой собственных фотографий. Я на фоне дома, где была принята капитуляция Германии; немецкие полицейские на экскурсии в зале, где произошло событие.